html clock

Classified


Chicago Daily Tribune

8 Мая 1881 года


Конституционное правительство в России

23 апреля лондонское «Daily News» опубликовало отчёт о совещании русского Совета министров, который, как показало время, является более или менее достоверным.

Всё это в каком-то смысле замечательно, поскольку столь важные решения столь мало упоминались в иностранной прессе, даже после публикации в «News».

Цель этого Совета, на котором председательствовал Царь, состояла в том, чтобы решить, должно ли быть признано Учредительное собрание, избранное народом, но имеющее только консультативные полномочия.

Похоже, что покойный Царь санкционировал такое обсуждение, и даже подписал указ, и об этом министром финансов свободно было заявлено в ходе дискуссии: «Если бы умерший Император издал указ 19 февраля (3 марта н.с.), в связи с памятной датой (день освобождения крестьян от крепостной зависимости – прим. пер.), то на прошлой неделе он был бы окружён ликованием своего народа, и, возможно, страшного события 1 (13) марта можно было бы избежать».

Как утверждают «News», предложенный план был «О созыве Совета, который должен избираться земствами или советами департаментов, в которых наряду с жителями города и дворянством представлены крестьяне; о вызове представителей в Санкт-Петербург и наделении их совещательной властью по отношению к Царю для проведения законодательных изменений, необходимых всей Империи».

В ходе обсуждения было предложено отсутствие ограничения права давать советы, и граф Меликов, представивший эту схему, заявил, что дебаты будут открытыми.

Аргументов против такой меры было два. Первый – это может оказаться несовместимо с присягой, которая приносится именно Самодержцу, и Совет станет фатальным для Самодержавия, а второй – эта мера будет способствовать отчуждению духовенства, а, через них – и крестьянства.

Граф Меликов горячо боролся против этих аргументов, утверждая, что создание такого Совета не станет ограничением Самодержавия, и это показывают согласие и поддержка Александра 2-ого.

После долгого и очень жаркого обсуждения четырнадцатью министрами, девять из них, в том числе министры внутренних дел, иностранных дел, войны и финансов, высказались «за» проект, и только пять, наиболее заметным из которых был министр по делам Церкви, высказались «против».

После этого Император встал и приказал издать указ, который должен подготовить генерал Меликов, а также постановил, что указ должен быть посвящён его отцу Александру 2-ому, коему и принадлежала эта идея.

Предложение, суммарно, состоит в следующем: парламент, имеющий совещательные и консультативные функции, сосуществует с Самодержавием, обладающим правом абсолютного вето.

Это не новый эксперимент, ранее он был опробован во Франции и Дании. Две системы могут существовать бок о бок, но сомнительно, чтобы русский народ, столь разнообразный в своих национальностях, не был бы ещё готов приблизиться к конституционному правительству, а не только довольствовался правом давать советы, в то время как право абсолютного вето, если его грамотно использовать, может иметь значение, сопоставимое с радикальными мерами, каковые бесспорно будут предложены и затребованы в большом количестве, пока люди не привыкнут к их новым политическим условиям.

Наиболее сильная оппозиция этой мере, безусловно, будет исходить от бюрократии, происходящей из русского дворянства. Отмена Александром 2-ым крепостного права оставила их почти бессильными в смысле политического влияния, а новая мера лишит их и того, что осталось, поэтому они, вероятно, поднимут такой большой шум против парламента, какой нигилисты поднимают против Самодержавия.

Лондонский «Spectator», обсуждая принимаемые меры, очень чётко определил вероятный результат происходящего следующим образом:

«Если это не удастся, то нет ничего более вероятного для России, чем рано или поздно – революция, в которой крестьянство попытается получить большее влияние в верхах, и эта революция либо разобьёт Россию, либо превратит её в мощную военную диктатуру, с демократией на местах в качестве своей основы.

Если же это удастся, то на своей восточной границе Европа будет иметь чрезвычайно могущественное государство, в котором 70000000 граждан управляются законом и живут в соответствии с их собственными идеями. Государство, население и благосостояние которого медленно и постепенно увеличиваются, и в котором популярному правителю, находящемуся в гармонии со своим народом, принадлежит вся исполнительная власть.

Это государство из-за своего единства, ресурсов, демократической притягательности будет чудовищно сильным, в нём будут открыты любые возможности, в нём все дискуссии будут протекать свободно под покровительством Царя; однако вовсе не обязательно, что государство это будет агрессивным – ему будут доверять как мирному и самодостаточному, как будто никогда и не было разрушающегося сегодня деспотизма».

Если информация, предоставленная «News», правильна, а тут, кажется, нет никаких оснований для сомнений, то за ходом эксперимента будут следить с огромным интересом, как за первым шагом к правительству, полностью состоящему из представителей вместо этого древнего деспотизма. Ясно одно: это должно разоружить нигилизм, уведя от него симпатии огромной массы русского народа.




Перевёл
Дмитрий Якубов




НАВЕРХ

НА ГЛАВНУЮ


Рассылки Subscribe.Ru
Американские Архивы